Пятница, 14.12.2018, 17:23

Приветствую Вас Гость | RSS
Луганский клуб фантастики "ЛУГОЗЕМЬЕ"
ГлавнаяРегистрацияВход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Общий форум » О фантастике » Жанровое деление фантастики (Статья о признаках жанрового деления в фантастике)
Жанровое деление фантастики
FornitДата: Суббота, 13.02.2010, 13:14 | Сообщение # 1
Послушник
Группа: Проверенные
Сообщений: 32
Репутация: 8
Статус: Offline
В сборнике научных работ молодых филологов опубликована статья о признаках жанрового деления в фантастике.
Оставляя в стороне вопрос о существовании жанра фантастики, считаю нужным представить основное содержание статьи, т.к. при тираже провинциального сборника в 200 экз. у нее нет другого шанса добраться до интересующихся. Может быть, эти заметки станут ориентиром для определения тематики книг или помогут рецензентам уложить собственные идеи в четкую форму. smile
Главное изменение: форму таблицы пришлось заменить на сплошной текст. В скобках – примечания автора.

Автор: В. В. Стерликов, аспирант пединститута.

1. НФ
Объект изображения: ранний период: НТП, мир будущего (литература как средство прогнозирования НТП); поздний период: человек (с всем его несовершенством), тем или иным способом связанный с НТП.
Главный герой: НТП, Человек с большой буквы, т.к. он – представитель менталитета человека как биологического существа
Целевая установка: понять место человека в технократическом мире, который он сам создал. Место человека во Вселенной (понимаемой и в более узком смысле как внутренний мир человека, его социальное окружение и т.п.)
Стилистика: Строгое повествование, насыщенное научными терминами; образность, обязательно связанная либо с воплощением НТП, либо с космической пустотой: пейзажные зарисовки редки.

2. Фэнтези
Объект изображения: модель полностью вымышленного мира, существующего автономно. Связи с реальным миром формальные (иерархическая лестницв, моральные и нравственные ценности и т.п.). Фэнтезийный мир полностью смоделирован авторои, со своей географий, экономикой, политикой, национальным разнообразием. В пространственно-временном отношении он обычно никак не связан с реально существующим: т.е. он не является будущим, прошлым или параллельным настоящему миром. И именно цельность, органичность такой художественной действительности так привлекает читателя.
Главный герой: персонаж, по многим признакам схожий с персонажами сказок, былин: умный (сильный), «избранный», но в отличие от сказок, показан в динамике развития его внутреннего мира. (Во многих текстах центральный персонаж не отличается ни силой, ни умом, акцентируется внимание на его «серости», но в большинстве своем выделяется богатым внутренним миром: бесконечной добротой к «хорошим», ненавистью к «плохим». И именно в этом и заключается его «избранность»: только он один, а не полк элитных воинов способен изменить мир.)
Целевая установка: моральные, духовные ценности человека (эльфа, гнома…). Противостояние Добра и Зла.
Стилистика: обилие наименований разных фольклорных, мифологических, выдуманных автором персонажей; особый стиль разговора различных рас; возможен выдуманный язык, алфавит.

3. Альтернативная история
Объект изображения: реальное изменение хода истории под влиянием различных факторов, подчиненных воображению писателя, а также достоверным историческим фактам. (Оперируя понятиями синергетики АИ изображает т.н. бифуркационные точки, изменение хода событий в которых непременно оказало бы влияние на ход истории).
Главный герой: исторический персонаж или группа персонажей.
Целевая установка: не зная прошлого – не поймешь настоящего – не сможешь представить себе альтернативное будущее
Стилистика: обязательная стилизация под описываемую историческую эпоху.

4. Киберпанк
Объект изображения: противостояние человека и системы на фоне компьютеризации общества.
Главный герой: человек, изгой, маргинал, представитель андеграунда, колесико в механизме, стремящееся вырваться из его обыденного поступательного движения.
Целевая установка: показать бессилие человека перед системой.
Стилистика: стилистика андеграунда: атмосфера «безнадеги», подавляющего волю мегаполиса, обилие жаргонизмов, молодежного сленга.

Добавлено (13.02.2010, 13:14)
---------------------------------------------
5. Сказка
Объект изображения: модель полностью вымышленного мира, являющегося «кривым зеркалом» реального, аллегорическим отражением нравственных, моральных, духовных ценностей реального мира (Отличие сказки от фэнтези в ее изначальной дидактичности, а также в обязательной «привязанности» к реально существующей нации.)
Главный герой: застывшее олицетворение какой-либо нации. (Центральный персонаж насквозь заштампован, представляет собой обобщенный образ определенной нации. Его характеристика и жизнеописание даются по строгим, жестким жанровым канонам.)
Целевая установка: пропаганда моральных и духовных ценностей
Стилистика: постоянные эпитеты, синтаксический параллелизм и др. особенности, описанные во множестве научных трудов.

6. Криптоистория
Объект изображения: историческая эпоха, событие, персонаж в ракурсе необычного (В отличие от АИ криптоистория просто «раскрывает тайну» какого-либо исторического события или описывает злоключения (приключения) героя, попавшего в прошлое, без акцента на последствия его действий для истории.)
Главный герой: исторический персонаж или современник писателя, попавший в прошлое.
Целевая установка: предложить свое объяснение какого-либо исторического события; просто развлечь читателя.
Стилистика: см. АИ.


Реальность отличается высокой скоростью рендеринга и отсутствием сюжета
 
ВабисукеДата: Воскресенье, 14.02.2010, 18:32 | Сообщение # 2
Оруженосец
Группа: Пользователи
Сообщений: 125
Репутация: 12
Статус: Offline
Не могу не сослаться на следующую типологию фантастических допущений, предложенную Г.Л. Олди.: (http://lib.rus.ec/b/97083/read)
1. Научно-фантастическое допущение
(здесь можно условно наметить два типа):
– Естественно-научное допущение.
– Гуманитарно-научное допущение.
Зачастую научную фантастику сводят к научно-технической фантастике. Гиперболоид инженера Гарина, машина времени, космические корабли, фотонный двигатель, мутант-хомомух, мыслящий чип в ягодице. Аномалия известных законов природы, потрясающее открытие профессора Курочкина, новые технологии и всякие перипетии, которые с этим связаны, происходящие в обществе и жизни героев. Это и есть «естественно-научное допущение». Но история, социология, психология, право или лингвистика – это все тоже науки. По ним люди защищают диссертации, заканчивают институты; в наличии учебники и теории – чем же эти науки хуже химии, физики или астрономии? Тем, что это другой класс наук?
Если фантастическое произведение построено на основе культурологических или социальных допущений (нюансы социума андрогинов или особенности культуры восьмиполых жукоглазов) – это тоже научная фантастика. Она оперирует научной картиной мира, использует данные конкретных наук, в их рамках делает фантастическое гуманитарно-научное допущение, на основе науки экстраполирует, интерпретирует, в конце концов… В науке ведь тоже сначала создаются гипотезы; потом, если они подтверждаются, гипотезы становятся теориями – фактически сперва тоже делается допущение. Не подтвердилось – остается фантастическим; подтвердилось – делается научным.
Назвать произведения, где используется первый тип допущения, легко. Но и со вторым не труднее: хоть из классики, хоть из новинок. «Вавилон-17» Дилэни (столкновение с новым языком, как иным способом мышления), «Vita Nostra» Дяченко (люди как части вселенской, Божественной речи), наша «Богадельня» (искусственное создание «бога» для воплощения новой реальности «по Платону»), «Око Силы» Валентинова (криптоистория) и «Человек в высоком замке» Дика (альтернативная история) – это все научно-гуманитарная фантастика, а не, скажем, фэнтези, в чем мы глубоко убеждены.
2. Мистическое допущение.
У нас как принято: ежели вампир – значит, мистика.
Г. Шолем, исследователь мистики иудаизма, однажды сказал примерно следующее: «Мистика – это плохо различимые огромные фигуры в тумане на том конце пропасти». Мы с вами стоим здесь, через пропасть перелететь, как правило, не можем, а вдали, в тумане, что-то (кто-то) шевелится. Отсюда закон мистики: мистическое допущение нельзя называть по имени. Нельзя его конкретизировать.
К примеру, если в старом доме три столетия подряд живет семья, поколение за поколением, и каждая вторая женщина в роду скоропостижно умирает от малокровия, едва достигнув тридцати трех лет – это мистика. Как только выясняется, что в доме живет клыкастый кровосос Джонни, мистика заканчивается. В ту же секунду. Допущение меняет характер, но об этом изменении – позже.
Мастера мистики – Лавкрафт, Майринк, Кафка. Когда вы хотите написать мистическое произведение, даже если читатель будет криком кричать на всех форумах: «Вы расскажите, что же там происходит?!» – отвечайте: «Не могу!» Мистика – это когда я знаю, ЧТО происходит, но я не знаю, КАК. Не знаю, КТО это делает, не знаю, какими способами. Наблюдаются и описываются только внешние эффекты проявления неизвестной силы. А как зовут силу, мы не знаем.
И не получаем ответа: то ли пикты с холмов спускаются и творят безобразия, то ли в подвале поселился Ктулху с длинными щупальцами, то ли инопланетный монстр шалит, то ли дружелюбный пришелец нас «дружелюбит», как у него получается. Мистика безымянна. Мистическое допущение – ввод на сцену фактора, у которого нет названия, четкой формы и закономерности.
Скажи: «вампир» – все, уже не мистика. Клыки есть, а мистики нет. Допущение такого рода – самое загадочное из всех фантастических допущений, как, собственно, мистике и положено. Мы бы сказали: на свету мистики нет. Как только вы допущение выведете на свет и назовете по имени… Еще Хичкок говорил: когда дверная ручка в ночи начинает со скрипом поворачиваться, всех зрителей трясет, а как зашел маньяк, весь в крови – эффект пропал, противно, но не страшно. Мистика – скрип дверной ручки.

Добавлено (14.02.2010, 18:30)
---------------------------------------------
3. Футурологическое допущение.
В данном случае рассматривается будущее, формы и пути развития нашего (или не нашего, но это реже) социума. Космическая эра человечества, освоение галактики; умирающая или воскресшая Земля – развились или деградировали технологии, изменилось общественное устройство, и что из этого вышло; как люди живут через пятьдесят, сто, двести, тысячу, миллион лет. Стагнация, расцвет или катастрофа, человечество вымерло, перешло в волновую форму, скатилось в каменный век или к злобной анархии типа «Безумного Макса».
К примеру, возьмем всем известную повесть Стругацких «Трудно быть богом». Основное допущение какое? – футурологическое. Все остальное вытекает из него. И полевой синтезатор «Мидас», который делает золото, и космические полеты, и институт экспериментальной истории, и, наблюдатели, а позже прогрессоры – все-все-все вытекает из футурологического допущения. История Земли развивалась таким образом, что мы достигли описанной в повести общественной фазы с соответствующими техническими возможностями и этическими императивами.
Соответственно, мы видим поведение Руматы и остальных землян, обусловленное этикой общества будущего. Достигнув высот цивилизационного прогресса, мы полетели на другие планеты, столкнулись с другими социумами (в данном случае – исторически отсталым), возник институт наблюдателей, затем появились прогрессоры, у них возникли проблемы этические, цивилизационные и всякие… Для читателя (для обитателя Арканара вертолет – фантастика, и об этом – позже) имеется только футурологическое допущение, как элемент фантастики.
Ибо все остальное для читателя не фантастично, а скорее исторично и социально, или является следствиями и частными проявлениями основного ФД.
Да, в этих рамках может иметь место и социальная фантастика, и научная фантастика с акцентом на технику будущего – космические полеты, нано-технологии, биотехнологии, продление жизни, бессмертие и тому подобное. Это уже зависит от того, на чем автор желает заострить внимание читателя. А в целом база такой фантастики – футурологическое допущение, которое может быть с уклоном в НФ, в социальную, в психологическую фантастику, утопию-антиутопию; в фэнтези, в конце концов.
4. Фольклорное допущение.
Что такое фольклор и с чем его едят, наверное, объяснять не надо. В текст вводятся персонажи фольклора, ситуации фольклора, архетипы фольклора – все, что угодно. А вот цели для такого допущения могут ставиться разные. Комический эффект: царь Кощей чахнет над златом, работая клерком в банке. Трагический эффект: Емелю засадили в ГУЛАГ и заставили работать на лесоповале по щучьему велению, по чьему-то хотению. Это может быть инверсия, попытка через фольклорные допущения подчеркнуть какие-то черты нашей современности, решение проблемы на контрасте, желание столкнуть лбами повседневность и архаичность.
Повторяем, задачи могут быть совершенно разными. Но важно, что используется конкретный национально окрашенный фольклор, влекущий за собой цепочку ассоциаций – уже наработанных временем, архетипических. Возвращаясь к нашему предыдущему вампиру Джонни, – получив имя вампира, он делается не мистическим, а фольклорным допущением. Он из сказки, из легенды пришел, а не из мистики.

Добавлено (14.02.2010, 18:32)
---------------------------------------------
Фольклорное допущение, как по нам, делится на три подвида:
- Сказочное допущение:
Хорошее определение: «Сказка – жанр устного народного творчества, художественное произведение волшебного, авантюрного или бытового характера С УСТАНОВКОЙ НА ВЫМЫСЕЛ». То есть, сказка слушателями (и, главное, рассказчиком) позиционируется как вымысел: этого не было нигде и никогда. Очень важный акцент. Когда мы вводим сказочное фольклорное допущение, мы, заранее улыбаясь (или с серьезной миной), говорим:
«Мы это рассказываем для неких целей, но этого не было».
Это прием, пример, это сказка. Это вымысел. Да, «сказка – ложь, да в ней намек», но намек будет потом, а ложь – изначально, как платформа для намека.
Кроме того, в сказках добро и зло, типы персонажей, характеры и социальная роль героев – всегда статичны. Даже если в сказке разбойник раскаялся, то это его статичная, обозначенная изначально роль: раскаявшийся разбойник. А если Кощей Бессмертный вдруг перековался, психологически мотивировав это на ста пятидесяти страницах, и стал творить добро, просвещая и наставляя малых сих – это уже не сказка. В сказке такого не может быть по сказочному закону. Да, мы можем так написать свое произведение, даже Кощея ввести в роман можем, но фольклорное допущение от таких экспериментов перестанет быть сказочным, а переберется в следующие подвиды.
Речь в данном случае идет не о литературной сказке – Гауф, например, – а о сказке народной, традиционной.
- Легендарное допущение:
Чем легенда отличается от сказки? – одним, зато очень важным фактором. Здесь тоже может появиться богатырь, плут, ведьма, дед Житень… Но легенда всегда имеет жесткую и четкую привязку ко времени и месту действия – нашему, реальному: это происходило вот здесь и тогда-то.
Легенды Крыма; легенды Флоренции; легенды папуасов-киваи с острова Вату-вара. Прописано: на каком острове состоялось действие легенды, под какой горой в Крыму возник в итоге легенды некий источник целебной воды… Легенда частично основана на реальных исторических событиях. Отсюда непременный историзм легендарного фантастического допущения. Просто абстрактный упырь, вурдалак, гложущий кость на кладбище – вполне себе, если надо автору, сказочное допущение. А граф Дракула, валашский господарь Влад III, он же Влад Цепеш, воевавший с турками – легендарное допущение.
- Мифологическое (мифо-эпическое) допущение:
Этот тип фольклорного допущения, как нам видится, отличается от сказочного и легендарного тем, что миф тесно связан с очеловечиванием природы и персонификацией явлений. Боги, титаны – по большому счету, стихии или законы жизни социума. Этот крылатый за любовь отвечает, а этот – за брак. Этот – главный по морям, эта – начальница всей мудрости земной.
Дело не в том, что автор взял элементы мифа (героев, названия, местность) и ввел в свой текст. Дело в глобальности представлений внутри фантастического допущения, связанного с очеловечиванием нечеловеческих сил и явлений. Стоит ли приводить примеры? – вряд ли. Любой это сделает не хуже нас.

Добавлено (14.02.2010, 18:32)
---------------------------------------------
5. Мироформаторское допущение.
Создание новой реальности, так называемого «нового мира» – параллельного, перпендикулярного, альтернативного, волшебного, иной планеты, если речь идет о космоопере, и т.д. Причем это, естественно, может происходить и в рамках фэнтези, и в рамках НФ или социальной фантастики. В основу закладывается не изобретение, открытие или магия, не уникальный персонаж, не конкретное проявление, скажем, колдовских сил или мифологического героя. Здесь допущение – целый мир, не такой, как наш.
Мы неоднократно говорили, что принципиально новый мир выдумать невозможно. Что кентавр – это человек + лошадь. Но, тем не менее, выдуманный мир способен на первый взгляд сильно отличаться от привычного нам. Вспомните роман «Экспедиция «Тяготение» Хола Клемента – мир с совершенно другими законами гравитации. Вернее, законы общефизические те же, но очень интересно преломлены в этой конструкции мироздания – отчего возникают уникальные эффекты. Средиземье Толкиена, Экумена Ле Гуин, Амбер Желязны, далайн Логинова… Каждый человек – микровселенная. Наверное, сколько людей, умеющих фантазировать, столько может быть и миров; или даже больше – потому что один автор способен сотворить целый ряд мироформаторских допущений.
Кстати, с этим допущением нам пришлось повозиться. Мы долго сомневались, прежде чем ввели его как самостоятельное. А что делать? – есть уйма произведений, где кроме мироформаторского нет ни одного другого фантастического допущения. Взял автор, сделал карту, обозвал моря и земли не так, как у нас, взял расы, тоже обозвал их по-всякому, эти расы начали каким-то буйным образом приключаться… Сила притяжения чуть меньше, чем на Земле, зато процветает магия Зеленых и Белых кланов. Какое здесь допущение?! – только мироформаторство.
Берем описанные многими нашими знакомыми писателями истории, вполне соответствующие фрагменту Гражданской войны после Октябрьской революции, или периоду освоения пионерами Дикого Запада. Да только вместо красноармейцев у нас гномы, вместо махновцев – тролли, вместо индейцев – эльфы, а бронепоезд едет не на угле, а на заклинаниях. И вся фантастика.
Мы сейчас не рассматриваем качество произведения. Мы рассматриваем типологию допущения. К примеру, мир, где происходит действие большинства произведений Гая Гэвриела Кея. Единственное, что позволяет отнести книги Кея к фантастике – это мироформаторское допущение. Альтернативные названия народов (хотя они, в общем-то, вполне узнаваемы), две луны в небе, капелька мистики и горстка легчайшей магии – все. В принципе, если вернуть на место исходные имена/названия и одну луну убрать, получится нормальный исторический роман с очень небольшими фантастическими «родимыми пятнами».
Две луны – это классический «голос из унитаза» в истории про Льва Вершинина. Однажды он написал чудесный исторический роман о диадохах – наследниках Александра Македонского. А роман никак не хотели издавать – не фантастика. И Льву дали совет: «Лева, сделай финт ушами. Пусть кто-то из диадохов скачет мимо ущелья, а оттуда – утробный глас (как из унитаза): «Я – великий бог Ахурамазда!…» Диадох, значит, послушал и поскакал дальше. Будет им фантастика!»

Добавлено (14.02.2010, 18:32)
---------------------------------------------
6. Фантасмагорическое допущение.
Гротеск, бурлеск, карнавал, балаган. Фантасмагорическое допущение не имеет реальных обоснований. Никаких. Оно не связано с фольклором, не несет мистической загадки, в нем нет и следа науки – ни естественной, ни неестественной, ни точной, ни гуманитарной. Нос идет гулять по Невскому проспекту. На ринге боксируют Хемингуэй и Лев Толстой. Пушкиных было сорок восемь штук. Под это нельзя подвести никакой логической базы: это ФАНТАСМАГОРИЯ.
Кстати, самое сложное фантастическое допущение, как по нам. Им надо мастерски уметь пользоваться, иначе оно теряется в собственных завихрениях.
Вот, собственно, и все фантастические допущения, которые мы смогли вычленить. И для себя поняли, что они делятся по вектору приложения на два варианта (кстати, в одном произведении могут присутствовать оба).
- Первый вариант: фантастическое допущение по отношению к читателю.
Имеется в виду то, что для читателя является фантастикой. К примеру, в нашем мире не была изобретена машина времени Уэллса. Значит, по отношению к читателю (хоть того периода, когда Уэллс писал книгу, хоть для нашего современника) – это фантастика. В нашем мире такого нет – значит, выдумка, фантазия, небывальщина. Аналогично – фэнтезийная магия и грандиозные артефакты. Наличие реально действующей магии в нашем мире пока что не подтверждено в должном объеме, следовательно – фантастика.
Оригинальный взгляд на уже известные явления, объяснение их не теми причинами, которыми принято объяснять. Финты криптоистории и альтернативной истории. Искаженный закон физики, безумное открытие – все, чего нет в нашем мире, что для читателя не совпадает с привычной картиной бытия.
- Второй вариант: фантастическое допущение по отношение к миру книги.
Фантастика по отношениюк персонажам, населяющим текст, к проблематике текста, к описанным ситуациям, к законам и правилам «книжного» мироздания. И тут возникает очень интересная закавыка: о таком варианте (векторе приложения) забывают девять из десяти писателей-фантастов.
К примеру: кольцо Всевластия во многом фантастично даже для мира, описанного Толкиеном. Оно выходит за рамки, оно за гранью обычных представлений, даже если ты – эльф или маг. Не спешите крикнуть, что все в Средиземье – ну, не все, но многие – про кольцо слышали и знают. Подумайте о другом. Автор вводит фактор, крайне необычный для подавляющего большинства. В итоге одни хотят им завладеть, другие – уничтожить, третьи – изучить… Но этот фактор для них больше, чем естественный. Для Гэндальфа и Галадриэли, для могучих и властных – тем не менее…
Спайс, Специя, Пряность – в переводах называли как угодно – для мира «Дюны», хотя там специей пользуются все подряд, во многом фантастична. Крайне редкий материал, добывается с огромным трудом, вызывает кучу эффектов; эффект действия плохо понятен… Убери из «Дюны» фантастичность, особую категорию Специи – все рассыпается. По отношению к персонажам, к проблематике текста Специя – фантастическое допущение, заостряющее проблемы.
«Хищные вещи века» Стругацких – слег фантастичен не только для нас, читателей. Хотя, увы, слег уже перестал быть для нас фантастичным… А для героев повести он по-прежнему фантастичен. Вот этот момент, когда внутри текста есть фантастика не только для читателя (в его мире нет эльфов, а в книге они имеются), но и для этих самых эльфов тоже есть фантастическое допущение, которое взрывает изнутри ситуацию с набившими оскомину эльфами – он очень важен.
Разумеется, бывает, что одно и то же фантастическое допущение является фантастическим как для читателя, так и для мира книги. Тот же гиперболоид инженера Гарина – в реальности его нет, он фантастика и для нас, и для персонажей романа. Чаще всего это происходит тогда, когда описываемая реальность, за исключением конкретного допущения, близка к реальности читателя. В «Сфере» Валентинова гипносфера – допущение фантастическое как для героев романа, так и для нас с вами, поскольку весь остальной мир фактически равен реально существующему.
Вспомним еще раз «Трудно быть богом» Стругацких. Для нас, читателей, одно допущение – футурологическое. Экстраполировали наше общество в будущее – получили ситуацию. Для мира книги, то есть для Арканара, вертолет является фантастическим допущением. И полевой синтезатор «Мидас» – тоже. Для них эти допущения иного характера – не научные, а скорее уж фольклорные.
Как по нам, это высокий пилотаж – сражаться сразу двумя допущениями, снаружи и внутри, как двумя мечами, взрывая ситуацию.

 
FornitДата: Воскресенье, 14.02.2010, 23:10 | Сообщение # 3
Послушник
Группа: Проверенные
Сообщений: 32
Репутация: 8
Статус: Offline
Раз уж зашла речь о фантастических допущениях, по-моему обязательна к прочтению "ДИСКУССИЯ О РОЛИ И ЗНАЧЕНИИ ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДОПУЩЕНИЯ" с "Роскона-2009". Начало здесь, на том же сайте и остальные три части.

Реальность отличается высокой скоростью рендеринга и отсутствием сюжета
 
ВабисукеДата: Понедельник, 15.02.2010, 11:47 | Сообщение # 4
Оруженосец
Группа: Пользователи
Сообщений: 125
Репутация: 12
Статус: Offline
Fornit, спасибо, интересная дискуссия, правда, мне понравилась только первая часть, а остальное было уже размазыванием соплей. Как мне показалось, основной спор шёл вокруг следующего: что важно в фантастической литературе - то, что она литература, или то, что она фантастическая?
 
Irin@kaДата: Вторник, 13.04.2010, 14:38 | Сообщение # 5
Ученик
Группа: Друзья
Сообщений: 17
Репутация: 4
Статус: Offline
Не могу согласиться с Послушником. Мне кажется, сказка это никак не жанр фантастики, а вид фольклорной традиции, которая стала основой для моделирования фантастичного мира. Здесь нужно разобраться в терминах сказки и фантастики поточнее. И вообще в системе такого жанрового деления несколько подвидов потерялось: куда в таком случае относить социальную фантастику? технопанк ? и т.д.
 
sirinДата: Вторник, 13.04.2010, 18:30 | Сообщение # 6
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 250
Репутация: 26
Статус: Offline
Пані Irin@ka, всё не так просто. Во-первых, сказка - это не просто вид фольклорной традиции, а полноценный жанр фольклора, такой же, как например, баллада или колядка. НО Жанр фольклорной сказки очень близко лежит к жанру сказки авторской, литературной. Настолько близко, что иногда сказки авторские принимают за народные, а народные очень умело поинтерпретировались автором. И если здесь еще можно разглядеть какие-то границы, то отыскать границы между полноценной сказкой и полноценным фэнтезийным произведением иногда очень сложно. Вот, например, "Волшебник Изумрудного Города" - это что? А "Коралина"? А "Гарри Поттер"? Здесь уже вопрос становится спорным. Поэтому я бы не уделяла много внимания сухой жанровой классификации, а обращала бы внимание на элемент фантастичности и его интерпретации автором.
Кстати, послушника зовут Fornitом.


Самый жирный тролль сайта.
 
ЭдаушДата: Вторник, 13.04.2010, 19:15 | Сообщение # 7
Гранд-мастер
Группа: Администраторы
Сообщений: 695
Репутация: 54
Статус: Offline
Знаем мы этого послушнмка, он же Форнит....
А вообще, конечно же, спорить о жанрах - переливать из пустого в порожнее. Но тоже занятие еще то - на любителя. Чисто научно-спортивный интерес. Мне больше нравится читать ПРОИЗВЕДЕНИЕ, и совершенно не интересно, к какому жанру или поджанру его отнесут. Содержание превыше всего. Мне так катца, во всяком случАе. Извините меня за мой вергунский прононс.
 
Irin@kaДата: Вторник, 13.04.2010, 19:51 | Сообщение # 8
Ученик
Группа: Друзья
Сообщений: 17
Репутация: 4
Статус: Offline
В основе как фольклорной, так и авторской сказки лежит первым делом поучительный элемент. В жанре фєнтези такой элемент, по-моему, иногда опускается, так как акцент ставится на событиях определенного, то есть неопределенного во времени и пространстве мира, либо с использованием мифологического допущения. Кроме того, какие мы знаем виды сказок? О животных, волшебные, социально бытовые. Мне кажется, все таки, жанр фєнтези шире чем простая сказка, охватывает более широкое пространство (и социальное (в некотором смысле), и волшебное, и философское и.т.д). Поэтому его никак нельзя совмещать с жанром авторской либо фольклорной сказки. Другое дело фантастическая феерия. Тут я согласна, что в некоторой степени происходит смешение сказки и фантастики (и в большей степени сказки как фольклорного елемента). Вообще, я с вами согласна, что на первом месте - текст художественного произведения! Но на такие мысли меня наталкивает тема форума. smile
 
sirinДата: Вторник, 13.04.2010, 22:58 | Сообщение # 9
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 250
Репутация: 26
Статус: Offline
Quote
В основе как фольклорной, так и авторской сказки лежит первым делом поучительный элемент.

Категорическое НЕТ!!!!!!!!!
Это только сейчас нам может показаться, что в "Колобке" осуждается хвастовство, а в "Курочке Рябе" - жадность и неумелость деда с бабой. На самом деле сказки - это целая вселенная (в прямом смысле), это обломки мифов, сакральное знание, коему неукоснительно верили. Это только мы, отупев и позабыв главное, воспринимаем их как моралите и развлекалово.
На счёт авторской сказки - вопрос спорный, причём спорный бесполезно. Вряд ли Пушкин или Перро сейчас ответят нам (а они и только они могут со стопроцентной вероятностью сказать) что за элемент они пхали в свои сказки. Остальное - досужие домыслы, которые, правда, имеют правл на существование.
Quote
Поэтому его никак нельзя совмещать с жанром авторской либо фольклорной сказки.

А ведь никто и не смешивает))) И типун ему на клавиатуру, если надумает смешать. Я просто о том, что грань между ними настолько тонка, что мы сломаем не один десяток копий, если начнём с точностью до подподжанра выяснять принадлежность того или иного произведения.
И таки сто раз ДА - на первом месте должен быть текст, а уж потом - и в родо-жанровой принадлежности поупражаняться можно.


Самый жирный тролль сайта.
 
Irin@kaДата: Среда, 14.04.2010, 14:10 | Сообщение # 10
Ученик
Группа: Друзья
Сообщений: 17
Репутация: 4
Статус: Offline
Почему тогда эти "обломки мифов", "сакральное" в основном спроективровано на детское восприятие? Почему сказка в большинстве случаев трактуется как жанр детской литературы? Да, я согласна, что в сказке отображаются древние традиции и верования людей, но уровень их актуализации и определяет, по-моему, круг читателей. Есть сказки для детей, для первоначального познания мира, а есть философские сказки, которые углубляют первоначальное и дальнейшее познание. И никогда нельзя говорить, что автор преднамеренно создает тот или иной жанр сказки, ведь это определяют в большей степени читатель и наверное литературные критики. В общем, я так понимаю, все- таки пришли к единому мнению по поводу различности жанров сказки и фєнтези. И вообще, сказку, по-моему, нельзя относить к фантастике так как пространство сказки моделирует морально-этическое устройство мира, отображает в аллегорическом виде социальные устои общества. Фантастика тут больше представлена как прием, а не как метод.

Добавлено (14.04.2010, 14:10)
---------------------------------------------
Почему тогда эти "обломки мифов", "сакральное" в основном спроективровано на детское восприятие? Почему сказка в большинстве случаев трактуется как жанр детской литературы? Да, я согласна, что в сказке отображаются древние традиции и верования людей, но уровень их актуализации и определяет, по-моему, круг читателей. Есть сказки для детей, для первоначального познания мира, а есть философские сказки, которые углубляют первоначальное и дальнейшее познание. И никогда нельзя говорить, что автор преднамеренно создает тот или иной жанр сказки, ведь это определяют в большей степени читатель и наверное литературные критики. В общем, я так понимаю, все- таки пришли к единому мнению по поводу различности жанров сказки и фєнтези. И вообще, сказку, по-моему, нельзя относить к фантастике так как пространство сказки моделирует морально-этическое устройство мира, отображает в аллегорическом виде социальные устои общества. Фантастика тут больше представлена как прием, а не как метод.

 
sirinДата: Понедельник, 26.04.2010, 18:14 | Сообщение # 11
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 250
Репутация: 26
Статус: Offline
дошло до жирафа на десятый день...
и опять моё категорическое НЕТ!!!!!!!!!!!!!!!
Quote
Почему тогда эти "обломки мифов", "сакральное" в основном спроективровано на детское восприятие?

а почему на детское? это сейчас сказки исключительно для деток. а раньше это была вполне "взрослая" информация, содаржащая данные про, например, удачные и неудачные инициации, культурных героев, творение мира. это когда мир "повзрослел", сказки стали детским чтивом - из-за всё той же фантастичности, так любимой нами.
Quote
актуализации и определяет, по-моему, круг читателей.

поверьте почти-дипломированному-специалисту-фольклористу)))) сказки читают не только дети, а исследуют не менее серьёзно, чем мировую литературу.
Quote
Есть сказки для детей, для первоначального познания мира, а есть философские сказки, которые углубляют первоначальное и дальнейшее познание.

есть, но я начинала речь о фольклорной, а не о литературной сказке. сказка литературная - это другая история, в которой вы намного правее. а касательно фольклора (особенно касательно первоначального значения сказки) это высказывание ну никак...
Quote
И вообще, сказку, по-моему, нельзя относить к фантастике

по-моему, тоже нельзя. мне кажется, что здесь этого никто и не делает.


Самый жирный тролль сайта.
 
ЛанаДата: Вторник, 27.04.2010, 10:46 | Сообщение # 12
Подмастерье
Группа: Администраторы
Сообщений: 77
Репутация: 40
Статус: Offline
Сирин, а как ты видишь сам процесс превращения сказки из мифа в поучительную историю? Лежала себе эта сказка века, где-то на полке, народом созданная, а потом - бац! - и стала использоваться педагогами от народа? По-моему нельзя пренебрегать тем фактом, что поучительной ее сам народ и сделал. И произошло это не одномоментно, а заняло отрезок времени в какой-то степени сопоставимый с временем ее формирования. То есть понапихано дидактики в нее не меньше чем первоначальной основы. Так что дидактику отбросить как позднее наслоение и копать эту саму мифологическую суть? к черту диахронию, смотрите на сказку в "готовом" виде, а то потеряетесь в веках.
Я согласна с Иринкой, дидактизм является определяющим. Хотя по-моему
Quote (Irin@ka)
отображает в аллегорическом виде социальные устои общества.
- узковато.
Мне кажется, что дидактизм - это по сути единственное, что роднит сказку фольклорную и литературную (даже для взрослых), так как лит сказка вообще вряд ли уложится в какие-либо классификации и системы, уж очень она разнообразная.
А насчет того, что сказки и взрослые читают, так взрослые еще и детские мультики с удовольствием смотрят, к примеру, но это же не значит, что их для взрослых рисовали.
 
Irin@kaДата: Четверг, 29.04.2010, 15:01 | Сообщение # 13
Ученик
Группа: Друзья
Сообщений: 17
Репутация: 4
Статус: Offline
Вам не кажеться, что предмет спора немного першел в другую область...
Quote (sirin)
сказки читают не только дети, а исследуют не менее серьёзно, чем мировую литературу.

Я не спорю, что сказка - это самостоятельній полноценный жанр, но он НЕ входит в ранг фантастики. и уж тем более не говрю, что его немее исследуют. НЕТ. Философский потенциал сказок очень широкий, о нем можно говорить долго.
Quote (sirin)
а касательно фольклора (особенно касательно первоначального значения сказки) это высказывание ну никак...

Сказка это все же первая попытка описать мир в доступном понимании для человека, воспитательный элемент тут изначально присутсвует, поскольку в сказке "кто-то кому-то пытается что-то объяснить", грубо говоря. А вот в литературной сказке, иногда, как раз и быват наоборот - это уж зависит от задач автора!!!
 
sirinДата: Четверг, 29.04.2010, 16:47 | Сообщение # 14
Мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 250
Репутация: 26
Статус: Offline
Quote
Сказка это все же первая попытка описать мир в доступном понимании для человека

Извините, но тут не поняла. Первая попытка - это в каком смысле? Если для человечества, то нет. Первым был миф.
Если для маленького ребёнка, то я бы тоже посомневалась. Колыбельные тоже объясняют, но чаще конечно знакомят, успокаивают, заговаривают, оберегают. По сути в них тоже множество осколков мифов.
Но как это относится к нашей первоначальной теме - не знаю, право...
Повторюсь. Про литературную сказку я молчу.


Самый жирный тролль сайта.
 
ЛанаДата: Пятница, 30.04.2010, 00:59 | Сообщение # 15
Подмастерье
Группа: Администраторы
Сообщений: 77
Репутация: 40
Статус: Offline
Может тогда про сказки отдельную тему создать? Раз они в эту не вписываются:)
 
Форум » Общий форум » О фантастике » Жанровое деление фантастики (Статья о признаках жанрового деления в фантастике)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


Copyright MyCorp © 2018Сайт управляется системой uCoz