Понедельник, 18.10.2021, 20:09

Приветствую Вас Гость | RSS
Луганский клуб фантастики "ЛУГОЗЕМЬЕ"
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории раздела
Рассказы [88]
Повести [5]
Романы [22]
Сказки [3]
Поэзия [6]
Незавершенные произведения [11]

Форма входа

Комменты новостей











Сообщения форума
  • Новости мира фа... (451)
  • ВЕЧНОЕ (35)
  • ЧТО ТАКОЕ ВЕРСУ... (2)
  • Конкурсы инозем... (8)
  • Жюль Верн сегод... (0)
  • Фантастический ... (17)
  • Свободная тема (79)
  • Ділимось поезіє... (2)
  • Последнее из пр... (98)
  • магический реал... (0)

  • Новые произведения
    Виктория Климчук "Заклинание по Блоку" (1)
    Дмитренко Александр. Виртуальный мир Джона Брауна (0)
    Дмитренко Александр. Пришелец и снежинка (0)
    Дмитренко Александр. Режим Драйвера (0)
    Экзамен (0)

    Комменты к текстам





    Свежая ссылка д

    Свежая ссылка д

    Свежая ссылка д

    Свежая ссылка д

    Свежая ссылка д


    Главная » Файлы » Литература Лугоземья » Романы

    Ден Княжич. Кто ждет Мессию.
    23.02.2010, 03:18
    Кто ждет Мессию

    Мученики создали больше веры, чем вера создала мучеников.

    Мигель де Унамуно

    …никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.
    Вот она, истинная свобода — обладать тем, что тебе дороже всего, но не владеть этим.

    Паоло Коэльо

    Часть первая
    Меня нашли?

    Глава 1
    Почти благодарный ученик

    - А что находится там, - указываю неопределенно, в сторону, где должно находиться море, - за морем? – спросил я как-то у мастера Лонгвина.
    Старик смотрит на меня исподлобья. Будто ударить хочет. Проверка реакции? Как водится, я пропущу удар, который обездвижит меня. Или мастер достанет страшную статуэтку и деревянный молоточек…
    - Ничего, - пробормотал Лонгвин. И закричал мне на ухо. – Ничего! Ты слышишь, Ганелон?! Ни! че! го!
    Потом у него был припадок. Я знал, что надо делать, чтобы старик не проглотил язык.
    Подбежал к шаткой полке, извлек оттуда деревянную палочку. Волшебную, как говорил мастер Лонгвин. А почему? Да потому… если бы под рукой ее не было, он, великий мэтр и почитатель Культа Пращура, не смог бы материться. Не говоря уже об обычной членораздельной речи.
    Палочка со следами зубов.
    Мэтр Лонгвин, прошу вас… ну пожалуйста, мэтр, разомкните зубы!

    ***

    Мэтр Лонгвин забылся, а я опрометью помчался к причалу. Неопределенная сторона, где должно было находиться море, оказалась за сливной ямой. А там – несколько минут и – пристань. Зачем она нужна, если за морем находится Ничего?!
    Я бегу очень быстро. Спотыкаюсь, падаю. Пропахиваю физиономией пыльный тракт. Коленки содрал? Ерунда! Снова бегу. И, к счастью, успеваю вовремя.
    Каракка тяжело покачивалась, словно море было огромным креслом-качалкой. Сонные матросы вкатывали последние бочки, вносили на борт последние ящики, доверху забитые припасами.
    Внутри меня что-то задрожало. Они плывут в сторону Ничего?! Что с ними будет? Они пропадут? Или их сожрут морские чудовища?
    - Стойте! – кричу я. И как будто бы со стороны слышу себя. Пронзительный писк. Хорошенькое предупреждение! - Куда вы плывете?! Там, Ничего!!
    - Уйди, выродок! – меня оттолкнули.
    Мимо меня прокатывается бочка. Проходит заспанный человек в броне. Кто меня толкает?
    Зачем?!! Я ведь как лучше хочу!
    - Уйди, - отчетливо повторяет капитан, выхватывая мизерикордию (так, кажется, называл это оружие Лонгвин). Я чувствую тонкое лезвие. Оно щекочет мой затылок. – Не мешай!
    - Но там, - указываю в сторону безмятежно плещущегося моря, - куда вы плывете… там ведь Никуда!
    Мизерикордия вдавливается в мой затылок. А потом сильная рука отталкивает меня подальше от бочек.
    - Проваливай, - злится капитан, - пока я добрый.
    Ага, добрый он! Сейчас! Вон, зубами скрипит. Как корабельная мачта.
    - Послушайте, - говорю тихо, - как вы не понимаете, - сплевываю пыль, - за морем находится Ничего!
    - С чего ты взял, щенок?
    - Мне рассказали.
    - Этот чокнутый старикан?
    - Не называйте его так! – в отчаянии я схватился рукой за лезвие, которое успело надоесть моему затылку. И порезался.
    - Да пропади ты пропадом! – заорал капитан и схватил меня за волосы. Мне показалось, что мои глаза, мой нос и мой рот окажутся на макушке. Капитан просто притянет их за волосы. Отпусти… отпусти, тварь!
    - Не называйте его так! – пискнул я.
    - А как?
    - Мэтр Лонгвин!
    - А еще чего? – хохот капитана ударил мне в лицо. Вместе с ужасным запахом пива и чего-то еще, что недавно ел грозный хозяин судна. - Назвать тебя королем Лангедока? Или повелителем вшей?
    - Там Ничего! НИЧЕГО!!! – я почувствовал острый комок в горле. На глаза навернулись слезы.
    - Да отъебись ты!
    Хватка ослабла. Я вырвался и побежал. Подальше от этих злых людей. Куда? Подальше. Даже не по дороге, а сквозь колючие заросли, раздирая куртку, лицо, руки…
    Каракка осталась позади. Еще дальше… бежать, бежать, бежать.
    Бегу. И снова падаю.
    - Там нет ничего, - пробормотал я.
    В моей голове плескались слезы, я это чувствовал. И слышал, как сквозь хохот матросов просачиваются слова:
    - Кто это?
    - Найденыш. Очередная жертва Лонгвина, - мрачно отвечает капитан. Он плюется – брань оскверняет язык. Из-за нее – язвы, которые мешают есть и пить.
    Я не был жертвой. Я был благодарным учеником.
    Кажется…

    ***

    - Ты опоздал, Ганелон, - у изгороди меня уже встречает мастер Лонгвин.
    - Извините меня, мэтр, - я нерешительно переминался с ноги на ногу, - я просто хотел предупредить людей, которые отплывают.
    - Зачем? – нахмурился старик.
    - Ведь за морем Ничего!
    Лонгвин усмехнулся. Подошел ко мне и погладил по голове.
    - Ну, вот что, Ганелон, - сказал он, - прости старого брехуна. Погорячился.
    После припадков мастер Лонгвин становился необычайно добрым и рассудительным. Как после хорошего вина.
    - Мэтр, пожалуйста, расскажите мне, что находится за морем.
    - Долгая история, - вздохнул Лонгвин. – Давай-ка сходим к Пращурам, помолимся. А потом я покажу тебе очень интересную карту… там есть и море, и всякая-всячина.
    - А Ничего нет? – с надеждой спросил я.
    - Нет, Ганелон, нет.
    Тогда я развернулся в неопределенную сторону, где должен был находиться причал, и торжественно прокричал:
    - Плывите спокойно, капитан! За морем Ничего не существует!
    …уееееееееееет! – подхватил ветер. И, думается, швырнул этот нехитрый обрывок прямо в лицо капитану.
    Я не знал, что каракка исчезнет. Лонгвин знал.
    - Каракку «И-Кар» раздавят Движущиеся Скалы, - сообщил он после посещения Пращуров, - они не успеют пройти вовремя.

    ***

    Я не был жертвой. Но, по всей вероятности, не был и благодарным учеником. Нет, я успевал вставлять палочку в рот Лонгвину, когда у него случался припадок. Я разговаривал с ним перед сном – старик трудно засыпал. Я старался не шуметь, чтобы не потревожить его. Осторожно крался к своей кровати, нырял под покрывало и засыпал.
    Я старался быть благодарным. Пока не появилась сороконожка.
    Как обычно, после четвертого любования горой А-Финь, третьей молитвы, второго посещения Пращуров и обеда мэтр Лонгвин устраивал небольшую проверку. А именно: приказывал мне лечь на пол, вытянуться и стараться смотреть сквозь потолок. Сам же садился в кресло-качалку и что-то старательно записывал. Статуэтку и молоточек он всегда держал при себе. А вдруг я снова увижу… или вырвусь на свободу.
    Иногда мне удавалось не только «смотреть сквозь», но также самому (самому?) пробиться сквозь старательно побеленный потолок, крышу и вырваться… недалеко. Лонгвин тотчас же загонял меня обратно. Он хватал статуэтку и молоточком бил ее по смешно выпученным глазам. И я проваливался в тяжелый сон.
    - Рано тебе вылетать! – ругался Лонгвин, когда я приходил в себя. – Научись задерживаться. Просто пробивай крышу!
    Сегодня вышло немного по-другому.
    Я пялился в потолок. Слышал старательный скрип пера, кресла и старых костей. Спина болела – холодный пол просто прожигал ее.
    Скрип… тихий скрежет… тихое сопение… тихий… тихое… что-то еще! Оно мешает мне прорваться сквозь потолок.
    - Расслаивай звуки, - посоветовал мэтр Лонгвин. – Соберись. Итак, скрип. Ты слышишь именно его. Не кивай, - он поспешно остановил меня. – Лежи. Впитай первый слой – перо, второй – кресло, третий – меня, четвертый… что ты слышишь?
    - Потолок, - прохрипел я, стараясь не шевелиться.
    - Потолок?!
    - Я все правильно сделал, мэтр. Что-то на потолке… или внутри…
    Все четыре слоя зафиксированного скрипа я отбросил. Оставался пятый. В наступившей тишине шорох на потолке казался мне чем-то страшным и необычно громким.
    - Что ты слышишь? – прорвался сквозь тишину голос Лонгвина. – Опиши, Ганелон.
    - Не могу, - прошептал я. – Боюсь… звук может ускользнуть.
    - Познав звук, ты познаешь его источник, - сердито ответил старик, - ты забыл, Ганелон? Я же объяснял сто раз! Чем ты слушаешь?! Вот неблагодарный!
    И он снова погрузился в письмо.
    Я снова начал расслоение. Пятый звук для меня оставался загадкой. Пока не надтреснула известь на потолке. Как черная рана на идеально белом теле. Я вздрогнул.

    ***

    Рана открылась. Потолок завопил от боли. Пращуры! Что это был за крик! После повторного поглощения четырех слоев… это что-то невообразимое.
    Потолок корчился в агонии. Маленькая трещина разрасталась. Шириной в палец. Потолку больно. Я хочу прорваться сквозь него. Но не могу.
    Из раны, извиваясь, выползла черная сороконожка. Вопль потолка усилился. Я почувствовал, что в моей голове тоже что-то треснуло. Из ушей потекла кровь. А сороконожка выползала. Из черной раны.
    - Вот мразь! – заорал Лонгвин. Отбросил в сторону рукопись, вскочил с кресла и попытался молотком убить насекомое.
    - Не надо, - шептал я, стараясь не двигаться. Да и не смог бы! Какая-то неведомая сила приковала меня к полу. Скосив глаза, я заметил привязанную к полке статуэтку. Вот, в чем дело! И так случалось каждый раз!?
    - Убью! – визжал старик, молотя потолок. Сороконожка извивалась.
    - А теперь твоя очередь! – кто это сказал? Мне показалось?
    Из ушей текла кровь, заполняя трещинки на полу. Я не мог двигаться.
    И тут сороконожка выпала из трещины… Пращуры! Шлепнулась прямо на мое лицо. Мышцы задрожали, каждый нерв трепетал, когда скользкое существо перебирало тонкими иголочками ног
    - А теперь твоя очередь! – я услышал ее голос. Сороконожка говорила со мной!
    - Какая очередь? – процедил я. Сороконожка могла заползти в рот. Догадалась ведь упасть!
    - Попробовать не умереть.
    Потолок замолчал. Он уже был мертв. А молоток вылетел из ослабевших пальцев Лонгвина. Расширенными от ужаса глазами я следил за полетом деревяшки. Только не на статуэтку! Нет! Нет! Мэтр Лонгвин, остановите все это!
    Удар должен прийтись прямо по голове статуэтки. Куда еще ни разу не бил старик.

    ***

    Он привык наказывать меня посредством ударов молотка.
    Деревянная статуэтка появилась в доме Лонгвина сразу же, как только появился я. Старик этому ужасно обрадовался. Тогда я не знал причины. Понял немного позже.
    Этот забавный, деревянный, лысый божок с обвислым животом, короткими ногами, вывернутыми за спину руками, высунутым языком и вытаращенными глазами, эта невинная, на первый взгляд, игрушка, волнистый столбик, это чудище… оно заставляло меня быть благодарным учеником. Эту истину я осознавал, лежа на полу, в луже крови и с сороконожкой, копошащейся на моем лице.
    За каждое опоздание, за каждую нежелательную прогулку, дерзость, брань… за каждую провинность… Мастер Лонгвин хватал статуэтку и бил по ней молотком. Причем, в разные места.
    Когда я ел слишком много, удар приходился по животу. И спазмы просто выталкивали из меня все лишнее.
    - Хочется блевать – беги к сливной яме, - приговаривал Лонгвин. И милосердно ждал, пока я не выйду. Тогда бил.
    Ноги и руки отнимались, когда молоточек ударял соответственно по деревянным скрюченным ногам и рукам.
    Я терял сознание, когда удары сыпались по глазам статуэтки… и так далее… и так страшнее…
    По голове Лонгвин не бил никогда. Ибо я был благодарным учеником.

    ***

    - Постарайся не умереть, - сороконожка не унималась.
    Время стало вязким. Как и черная мерзость, которая перебиралась поближе ко рту. Она заползет! Я не выдержу… Пространство тоже как-то погустело. Молоток летел… летел… застревал в густом воздухе.
    Молоток падал очень медленно. Лонгвин вскрикнул. Похожу, что в пространстве остались только я, сороконожка и старик.
    - Ганелон! – слышу его голос. – Сделай проекцию последнего прикосновения!
    Это была проекция последнего уровня, самая сложная. Весь фокус заключался в том, чтобы боль, которую я должен испытать в данный момент, перешла к первоисточнику.
    Статуэтка. Или все-таки молоток?
    Я ощутил поток, который должен был отразиться на первоисточнике. Умереть должна была жестокая игрушка мастера Лонгвина. Точно! Тогда я вырвусь!
    - Только не на статуэтку! Ганело-о-о-он! Не вздумай! – заорал старик. – Первоисточником является молоток. Проектируй на него!
    - Не успеваешь! – заметила сороконожка, ползая уже около верхней губы. – Что ж… медленнее…
    Поток притягивал и одновременно отталкивал. Каждый нерв, каждую точку, по которой вот-вот ударит молоток. Маленький клочок пространства и моего существования.
    Бью по статуэтке!
    Я с силой оттолкнул от себя. Сосредоточился на проклятой статуэтке. Подменил хитросплетение частиц. Свое и... свое, но деревянное.
    Бей!
    - Бью! - гаркнул я. Как будто именно я – роковой молоток.
    И почувствовал свободу. Такую крохотную и незаметную, как песчинка на сапоге матерящегося капитана.
    Сороконожка так и не успела заползти в рот.

    ***

    Сороконожка торопливо покидала негостеприимную обитель. Ох уж эти люди! Им помогаешь, а они норовят раздавить! А как хорошо, если заползти в рот! Почувствовать себя нужно. Почувствовать себя едой! Хоть и поневоле, но все же ЕДОЙ!
    Я почувствовал тошноту. Едва сдержал приступ рвоты, подкативший к горлу.
    Мэтр Лонгвин не обращал на меня внимания. Просто лазил по полу, вытирал мою кровь, сокрушался по поводу испорченной статуэтки.
    - Жаль, конечно… Но я сделаю новую, - пробурчал он, собирая щепки, - чтобы ты оставался хорошим учеником, благодарным учеником.
    …почти благодарным учеником. Почти, мэтр.

    Категория: Романы | Добавил: Lutik
    Просмотров: 652 | Загрузок: 0 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/4
    Всего комментариев: 5
    0
    5 SailorMoon   [Материал]
    Получается целостная картина, но на ее фоне резко выделяется ругательство «Да отъебись ты!». Оно не вписывается, потому что оно у меня ассоциируется только с одной территорией и только с одной эпохой, которая не имеет к такому фентези никакого отношения. Это чисто славянское ругательство, причем оно используется только в современной Украине и России.

    0
    4 Lutik   [Материал]
    Спасибо за отзывы. Даст Бог, сегодня еще одну главу вывешу smile

    0
    3 Тот-Амон   [Материал]
    Молодец, Княжич! Написано отлично, совершенно не монотонно, стилистика подобрана хорошо. Читать интересно, а это самое главное!

    0
    2 SnakeR   [Материал]
    Понравилось, жду продолжения =) Давно такого не читал.

    0
    1 Эдауш   [Материал]
    Приветствую первую главу твоего романа!

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Мини-чат

    Поиск

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Друзья ЛКФ
  • Альманах "Крылья"
  • Донбасс фантастический
  • Издательство "Шико"

  • Облако тегов
    иллюстрация фентези приключения роман фантастика социальная Победители меньшиков Диплом Грибанов победитель награждение конкурс новогоднего рассказа заседание клуба Настоящая Елена Елена Фетисова вампир повесть природа человечество фэнтези Луганский клуб фантастики гость новый год Вячеслав Гусаков Валерий Богословский Геннадий Сусуев литературная критика альманах Крылья АРТ-КОСМОС Юрий Гагарин Лугоземье собрание женщина Гусаков Тайны земли Луганской Лирика мистика вампиры мифология Кир Булычёв ЛКФ Конкурс мистического рассказа конкурс фантастического рассказа луганская область поэзия Космоопера Отчет юмор Иван Ефремов комиксы Нортон фантастический детектив конкурс рецензия Борис Стругацкий Смерть 2012 ЛКФ Лугоземье 300 спартанцев Древняя Греция спарта детская фантастика декабрь fanfiction Lara Croft Tomb Raider рассказ Public Relations вера Жизнь Любовь причина вернуться капитан Алиса Гиджутсу джань джулаи синды инспектор книга преступление Пришелец Земля Снег Андрей Чернов Луганск Донбасс Елена Настоящая Лариса Черниенко литература Светлана Сеничкина


    Copyright MyCorp © 2021Сайт управляется системой uCoz